вторник, 10 октября 2017 г.

Спасибо



Этим  посланием мне хотелось бы выразить свою благодарность за проведенные вместе дни в Сибири, сначала в приходе отца Дитмара Зайфферта в Куйбышеве, затем во время паломнической поездки к блаженным сестрам Олимпии и Лаврентии в Томск.
Это была встреча с людьми-представителями небольшого по численности меньшинства в религиозном ландшафте России. Католическая церковь, в отличие  от православной, выглядит крошечной, однако производит впечатление вполне ощутимой силы.
Почти нерешительными и робкими кажутся пасторские старания священников и представителей монашеского ордена, на что скорее смотрят представителей численно доминирующей православной конфессии с подозрением. И это действительно вызывает сожаление. Ведь Иисус Христос сказал во время тайной вечери: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин 17,21). «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.» (Ин 13,35) И если попытаться в молитве понять, что чувствовал Христос, то создается весьма грустное впечатление от этой неблагоприятной ситуации разделения, а еще больше от того, что нет потребности в воссоединении, поскольку одна сторона этого не хочет, а другая сторона испытывает неприязнь и не знает, как бороться с этим негативным настроем.
Здесь приводится опыт одного католического прихода в маленьком городе. В работе с диаспорой все усилия отца Дитмара Зайфферта направлены на образование ядра с большой степенью излучения, в то время как небольшие объединения семей, рассеянные по всему приходу площадью в 86.000 км2, навещаются время от времени. Ему помогают две сестры-монахини из Словакии и несколько членов общины, которые в основном занимаются благотворительностью.
Уже в день приезда состоялась первая  встреча на Святой Мессе с последующим разговором. Приятное впечатление оставило искреннее участие всех присутствующих в молитве, которая читалась одновременно неспешно и понятно. Не зная слов, было ясно, что они произносятся с любовью и почтением, с осознанием присутствия Бога. Именно это является самым важным для ценности молитвы. Конечно, она должна быть также глубокой и содержательной, но только этого было бы недостаточно, не будь в ней всего вышеназванного. Доброжелательную открытость почувствовал я в ходе представления нашего духовного сообщества в Латинской Америке, хотя у слушателей, вероятно, не было опыта в этом плане. Большой интерес вызвала тема молитвы, что позволило сделать выводы о потребности общины в более глубоком понимании сущности Бога и стремлении жить с осознанием  Его благодетельного присутствия. Там где есть такая потребность, уже произошло самое важное; там, где её нет - ничем уже не помочь. Потребность в Боге - это величайшая милость, которая может быть дарована человеку, она находится в начале часто долгого процесса, который ведет к единению с любимым Господом.
В ходе разговора наряду с желанием усовершенствовать молитву стало очевидным беспокойство о близких, погибших на войне, особенно если они жили не в соответствии с традициями христианства. В этом случае помогло убеждение в необходимости постоянной молитвы за них и с одновременной верой в милосердие Бога.
Люди оживились, когда зашла речь о святом брате Николае из Флюэ и святом Шарбеле, о которых они уже знали от отца Дитмара. В приходе есть также мощи обоих святых, что всегда говорит о реальности их присутствии. Именно святые исцелители всегда вызывают особое приятие, поскольку страдание людей так велико, как и стремление к жизни во всей ее полноте.
В конце встречи, которая проходила в течение двух вечеров, состоялись благословение мощами и помазание маслом святого Шарбеля.
Это особый дар иметь такую активную, хотя и не большую, основную группу. Без неё всё было бы еще труднее. Я не раз слышал, как священник говорил о том, что трудно рассчитывать на кого-либо. Сегодня один уйдет, завтра – другой; нет основы, на которой можно что-то создавать. Вспомнились слова святого Арского пастыря: «Мое искушение – отчаяние». Это всегда было настоящим прегрешением святых. Они хотели, чтобы доверившиеся им души, чего бы это ни стоило, были под защитой Бога, и не могли понять, что тем иногда хочется другого, и легкомысленно рисковали своим вечным счастьем, в то время как все честные старания, противопоставленные разрушительным силам, оказывались напрасны. Им всегда приходилось жить в страхе остаться в конце в одиночестве и с пустыми руками.
Этот страх свойственен человеку, но он отрицает того, что вся апостольская  плодотворность сосредоточена на Боге, она не ограничивается внешними «успехами». Это стоило святым больших усилий, но их пример воодушевляет, а также учит бескорыстию и невозмутимости.
Большое значение в пасторской деятельности отца Дитмара имеет посещение семей дома. Святая Месса, молитва, исповедь – такое интенсивное общение с Господом превращает дом в домовую церковь, в которой  Господь находиться с конкретной семьей  на протяжении всего  ее жизненного пути. Это требует нового сознания. Божественное присутствие меняет устоявшиеся привычки, это выражается в благочестивом поведении, сдержанности в еде и питье, скромной одежде, уважительном и преисполненном любви отношении друг к другу, в открытости и щедрости по отношению к тем, кто испытывает страдания. Ежедневная работа становится вкладом в жертвенную  судьбу Христа, в молитвах соединяются хвала, благодарность и  неотступная просьба Сына Божьего, которая адресована  Отцу. Какое это удивительное дело – создание домовой церкви, божественной святыни в миру. Какая сила и энергия исходят от нее для обновления нашего больного общества; такие семьи также являются опорой прихода, живыми и дающими новую жизнь ячейками в лоне церкви, в них живет благословляющий Господь.
Значимым событием в ходе моего пребывания стала паломническая поездка к  уникальной святыне. Речь идет о простой могиле двух сестер – монахинь, которые, не отказавшись от своих убеждений, умерли как мученицы в 1950 г. севернее Томска. Отец Дитмар приехал сюда вместе с примерно 20 паломниками из разных сёл. Накануне отъезда все они собрались в приходе Куйбышева. Здесь были и дети, которые очень достойно перенесли все тяготы поездки, вдохновляя и радуя своим примером. Этому в немалой степени поспособствовал отец Дитмар, который, внимая совету святого апостола Павла «Для всех я сделался всем.» (1 Кор 9,22). Он стал с детьми  как ребенок, да он умел быть «большим ребенком». Это было приятно всем и создавало особую атмосферу. И когда на обратном пути отец Дитмар не раз говорил о духовной интенсивности, в которой мы находимся, это было, без сомнения, связано и с детьми. С одной стороны, они получали внимание от всех участников поездки, а с другой – всегда были готовы к молитве. И не было никакого вреда в том, что время от времени на первый план выступали игровые элементы. Например, когда по автобусу вдруг начинали летать мягкие игрушки, приземляясь иногда на нос какой-нибудь бабушки. Все это было уместно, все искренне смеялись, и никто не обижался на детей. Тем не менее, поездка на поезде длилась долгих 10 часов, на следующее утро  - еще 5 часов на автобусе, последний, почти двухчасовой, отрезок нужно было пройти пешком. На обратном, не столь долгом пути, который закончился уже в Новосибирске, так как нужно было возвращаться домой, отец Дитмар вновь и вновь придумывал, как творчески и непринужденно обратить внимание всех паломников к Закону Божьему. Это придало поездке духовный акцент, и каждый понимал, что это паломническая, а не просто туристическая поездка. Потом в центре внимания снова были дети. У них в руках оказались бананы, кстати, из Эквадора: то они становились пистолетами – отец Дитмар стрелял, чтобы потом довольно сдуть  дым  с воображаемого пистолета, наделив себя нимбом непобедимого; в следующий  раз они уже использовались как телефон. Дети совсем не скучали. Это особая харизма – уметь так ладить с детьми.
На обратном пути произошел очень глубоко тронувший разговор с одним 35-летним мужчиной, у которого было довольно  непростое прошлое. Впечатлили его искренность и желание начать новую жизнь. Темы имели в основном духовную основу и касались вопросов о Страшном Суде.
Такая поездка дала также возможность глубже понять такой чуждый нам русский менталитет. Я обнаружил при этом, что, пожалуй, нет учителя лучше, чем Достоевский. Многое из того, что я увидел и пережил, явилось подтверждением правоты великого знатока  душ, который, как немногие, мог проникнуть в самые глубины человеческой сущности. Русский народ, прежде всего, страдающий народ. Уже климатические условия, сильный мороз зимой и тучи комаров летом, делают сложными условия жизни. Безработица, бедность, разрушительная сила алкоголя, но прежде всего давящая тень коммунизма, … И это, пожалуй, самая большая беда, гнет идеологии, которая  делает сердца черствыми и жестоко отбирает у человека то, что является самым важным даже в онтологическом смысле: его Вера, то, без чего жизнь человеческая превращается в ад. Без Бога нет радости, лица угрюмые и мрачные, нет мотивации. А как может быть по – другому, если двигатель всякой жизни, то есть Бог, выключен?
Тем не менее, из истории стараются извлечь урок. Это происходит медленно, но уже заметно. Человек начинает чувствовать, что без Бога нет будущего. Русская православная церковь процветает, хотя мотивы государственного содействия не обязательно говорят о переменах к лучшему. …Все же, позволим себе представить спасенную Россию. Перед нами воплощение красоты и доброты этого великого народа, с его удивительной выносливость и глубиной. Ему присуще высокое понимание святости и чуждо все поверхностное, он может ярко и страстно любить, он  безгранично предан высоким идеалам и обладает безмерной щедростью и жертвенностью.
Кто не захочет полюбить этот народ, кто не захочет поверить в то, что он благодаря нашим молитвам найдет свое божественное предназначение? К этому я хотел бы призвать со всей благодарностью в сердце, после того, как  сам смог прикоснуться к этой красоте, общаясь с чудесными людьми.
В великой радости и благодарности позвольте благословить вас, во имя Отца и Сына и Святого Духа, Аминь.
О.Петер Брецингер



Комментариев нет:

Отправить комментарий